воскресенье, 14 апреля 2013 г.

Самое начало!
Интервью с

Лия ФЕЛЬДМАН

Был ли доктор теологии Аба Гомер раввином всей еврейской общины Эстонии, или только Таллинна, я не знаю, но в нашей компании он остался самым важным лицом в Таллинне. Когда он во время больших праздников говорил речь в синагоге, то синагога была полна, и казалось, что все евреи Таллинна пришли его слушать. Я была тогда совсем маленькой девочкой, но помню как он стоял в черном сюртуке и в цилиндре и говорил свою речь. Его идиш был очень похож на немецкий, и говорили, что свое образование он получил в Германии. - говорит Лия.
С улыбкой и слезами рассказывает Лия:

Дело было в последние дени 1938 года. Моя двоюродная сестра выходила замуж и мне, как молодой девушке, дали задание поехать за раввином и привести его в синагогу на "хупе". Полтора часа я бегал по остановкам такси. Был канун христианского Нового года, и все такси были нарасхват. Поняв, что к назначеному времени я такси не получу, я взяла извозчика и поехала к раввину. Лошади были хорошие, с бубенцами, сани широкие и удобные. До того как войти в дом, я объяснила извозчику, что он будет везти раввина еврейской общины, и поэтому я очень прошу его «ехать красиво», что тот и обещал сделать.
 Когда я поднялась к Равину в квартиру и объяснила ему, что не смогла найти такси, но что внизу ждут сани, то это ему не понравилось. Но время не ждало. Взяв его коробку с цилиндром, мы спустились к саням, и он сел очень недовольный. Я укрыла его ноги одеялом, и мы поехали. Вечер был теплый, лошадь бежала красиво, бубенцы звенели. Проехав половину пути, я незаметно оглянулась на Равина и увидела, что тот доволен. Когда мы подъехали к синагоге, он взял мою руку и сказал: «Спасибо, я не знал, что на санях так приятно ехать!». Раввин остался доволен, я осталась довольна, и извозчик был доволен.
После событий 1940 года я потеряла раввина Гомера из виду, но когда год спустя началась война и стало ясно, что Прибалтику придется отдать немцам, стали эвакуировать предприятия, имущество и людей. Каждый, кто хотел, мог ехать. Поезда уезжали каждый день, и этими эшелонами воспользовались многие еврейские семьи, в том числе мои родители и родители моего будущего мужа.
Раввин Гомер занял совершенно противоположную позицию. Получив образование в довоенной Германии, у него остались самые лучшие воспоминания от немецкого народа. Он стал говорить, что не надо эвакуироваться, что немцы очень культурный народ. Надо сказать, что очень многие, особенно верующие люди, слушали его. Я помню, как моя покойная мама уговаривала своего двоюродного брата: «Давид, поедем, у нас ведь там родственники, а что тут будет? Ты ведь помнишь, какими были молодые ребята, которые приехали из Австрии?» На что дядя Давид ответил одной фразой: «Раввин сказал, что не надо ехать». И мы уехали без него… Такого же мнения был старый друг моего отца Аарон Грузин. Со слезами рассказывает Лия.Осенью 1944 года, после возвращения в Эстонию, знакомые эстонцы говорили мне, что фашисты одели на шею раввина собачий ремень и так волокли его через весь город в тюрьму, а люди смотрели, притом многие смеялись и издевались над ним… Но в свой последний путь раввин Гомер шел с гордо поднятой головой, только слезы лились в его еще красивую черную бороду.

2 комментария:

  1. Полнейший бред и враньё. Автор немедленно удали эту чепуху, которая не имеет ничего общего с фотографией и именем человека упомянутого в статье!!!

    ОтветитьУдалить
  2. Дорогие "авторы". Все я могу понять - что вам хочется что-то написать, а писать нечего и материалов нету. Ну взяли чужую статью не указав автора - и такое бывает. Но вот зачем надо было придумать несуществующего автора и поменять в рассказе мужской род на женский - этого я никак не пойму. Сделали это хотя бы добросовестно, а то в двух местах ведь остался мужской род... Воровать тоже надо по божески. Стыдно! Марк

    ОтветитьУдалить